ПЬЕР ДИНАН (PIERRE DINAND) – парфюмерный флакон как произведение искусства

Вы когда-нибудь обращали внимание на аромат лишь из-за дизайна его флакона? Иногда ведь случается так, что сама бутылочка бывает интереснее аромата внутри нее, и даже когда парфюм закончится, его флакон продолжает украшать туалетный столик или даже становится предметом коллекционирования.

Создание парфюмерных флаконов искусство не менее важное и сложное, чем создание самих ароматов. И за самыми красивыми и запоминающимися бутылочками стоят настоящие «архитекторы» флаконов. Например, Пьер Динан, который на сегодняшний день создал тысячу флаконов для самых известных ароматов!

Его первый флакон был создан для аромата Madame Rochas, вышедшего в 1960 году. В этот проект Пьер попал случайно, и это как раз тот случай, когда дело жизнис само выбрало человека, а не наоборот.

В 1958 году я работал арт-директором в одном рекламном агентстве, клиентами которого были производители предметов роскоши. Одному из них – Марселю Роша -понравились мои графические работы и, узнав о моем архитектурном образовании, он спросил меня, есть ли у меня какие-то идеи относительно дизайна флакона для духов, которые бы носили имя очень красивой женщины Элен Роша (Helene Rochas). Это было нечто новое для меня, но очень любопытное. Я решил проводить время с Элен Роша, влюбляясь в нее. Я вдохновлялся коллекцией старинных флаконов, которая была у нее дома. Проблемой было произвести индустриальным способом то, что было изначально ручной работой. Но это сработало и имело успех. Вскоре меня пригласили к работе такие известные дома, как Pierre Balmain, Pierre Cardin, Christian Dior, Yves Saint Laurent. Каждый раз я думал, что этот проект будет последним, и я начну создавать какие-то другие вещи, но спрос все увеличивался – рассказывает Пьер о начале своей карьеры в одном из интервью.

Флакон знаменитого Eau Sauvage от Dior, выпущенного в 1966, создал Пьер. Сейчас эта форма кажется нам вполне обычной, но за разработкой дизайна флакона и его коробочки стоят сложные переговоры между Пьером и парфюмером Эдмондом Рутницка «человеком с характером, очень упрямым и впечатлительным. Он наотрез отказывался принимать какие-либо мои предложения по изменению концепции аромата». Картонную коробку аромата, стилизованную под лакированное дерево во внутренней отделке Rolls Royce, оказалось создать еще труднее: «Мне пришлось семь раз менять цвет, прежде чем он был одобрен». С этой работой связан еще один забавный момент — «Это было впервые в моей карьере, когда клиент сказал, что я беру слишком мало за свою работу и должен удвоить гонорар, что я конечно, и сделал (смеется)».

Дизайн флакона легендарного Опиума 1977 года, который недавно пережил второе рождение (и утратил всю магию оригинала), также принадлежит Пьеру Динану.

«Однажды я получил телекс от Пьера Берже, который просил меня приехать в Марракеш. Он сказал, что Ив обдумывает новый аромат. Он встретил меня в аэропорту на стареньком Пежо. Мы стали обсуждать аромат и он сказал, что хочет создать аромат, вдохновленный… наркотиком. «Ты пробовал наркотики?» — «Нет». Тогда закрой глаза, нажми на них пальцами и ты увидишь эти цвета». Я увидел красный и фиолетовый» — рассказывал Пьер на своей лекции «Masterpieces of the perfume bottle design» в рамках миланской парфюмерной выставки Esxence 2013. Сам флакон был вдохновлен японскими шкатулками Инро, которые использовались самураями для хранения соли, табака, пряностей и опиума. В случае с Opium Yves Saint Laurent именно флакон аромата дал название самому аромату.
До недавнего времени у нас дома хранился давний выпуск Опиума, которым я периодически любовалась (аромат, к слову, мне никогда не нравится). Я хотела, было, сфотографировать его для поста, но поняла, что его больше нет. Как и старого флакона Magie Noir. И некоторых других, которые сохранились еще с тех пор, когда они покупались с большим трудом через знакомых.

У красивого дизайна есть также и техническая сторона, Пьер Динан в своих работах использовал особенные приемы, которые до него не применялись. В начале шестидесятых Пьер захотел «запечатать» флакон аромата Paco Rabanne’s Calandre в металлический каркас, но в то время металл практически невозможно было использовать и он решил попробовать АБС-пластик, совершенно новый материал для того времени, применяемый только в автомобильной промышленности, гальванизированный он выглядел как настоящий металл.
А в создании флакона для аромата Azzaro pour Homme впервые было применено цветное бутылочное стекло, из которого делают бутылки для пива.

Для интересующихся я нашла видео с этой лекции, Пьер говорит на английском и рассказывает интересные истории о создании некоторых флаконов. В какой-то момент у меня возникло ощущение, что я не дома в Москве, а там, на этой же лекции с другими специалистами индустрии.



Сегодня Пьеру уже за восемьдесят, но он продолжает работать и творить. На выставке Pitti Fragranze 2013 были представлены удивительные флаконы в виде настоящего сердца, созданные Пьером для австралийского бренда Map of The Heart. В них дизайнер передал «всю уродливую красоту анатомичекой модели сердца».


Фото — Fragrantica.com

«К сожалению сегодня креативу уделяется все меньше внимания, в результате чего качество дизайна находится на невысоком уровне. Это как стрижка газонов – у маленького цвета нет шанса выжить, благодаря маркетологам P&G, вторгшимся на парфюмерный рынок. C’est la vie точнее c’est la mort – это смерть креативности. Это объясняет короткую жизнь этих ароматов – они мертворожденные. Однако я должен отметить, что мои работы с Келвином Кляйном и Робином Бернсом (Estee Lauder) были уникальны, они хотели чего-то нового, чтобы я не следовал тенденциям, а создавал их. Такой же философии придерживаются PUIG Group и Yves Saint Laurent».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *